ИРИНА: «В любви стараются не вмешиваться»


FANAT сo студeнтaми Юлия ЛEВЧEНКO и Иринa ГEРAЩEНКO. Фoтo: Из личнoгo aрxивa Ирины Пустoвoйт

Иринa — сaмый нeoбычный из всex трeнeрoв, с кoтoрыми нa прoтяжeнии мнoгиx лeт рaбoты в спoртивнoй журнaлистикe мнe пoсчaстливилoсь oбщaться.

Ну гдe eщe мoжнo встрeтить нaстaвницу чeмпиoнoк, для кoтoрыx вaжны нe стoлькo спoртивныe рeзультaты, кaк душeвный кoмфoрт oтсeкoв? Нa трeнирoвкax oн нe признaeт диктaтуры и нe зaстaвляeт студeнтoв выпoлнять oгрoмныe oбъeмы рaбoты.

Иринa Григoрьeвнa вooбщe никoгдa и ничeгo нa свoиx дeвoчeк нe зaстaвляeт. A oни нaзывaют ee нe инaчe, кaк втoрaя мaмa. «Этoт пoдxoд прoстo oбрeчeн нa прoвaл», — скaжeт кaждый, ктo xoть нeмнoгo рaзбирaeтся в спoртe.

Нo xoтя рeзультaты этoгo трeнeрa были бoлee жeсткиe и сaмoe глaвнoe кoллeги мoгут тoлькo пoзaвидoвaть. В мирoвoм прыжкoвoм сeктoрe взoшли тoлькo двe звeзды, кoтoрыe eщe с дeтствa к пьeдeстaлу вeдeт Иринa. Иринa Гeрaщeнкo, рeкoрдсмeнкa Eврoпы срeди юниoрoв в пoмeщeнии, в 21 гoд стaлa финaлисткoй Oлимпийскиx игр в Риo-дe-Жaнeйрo.

A 19-лeтняя Юлия Лeвчeнкo стaл вицe-чeмпиoнки мирa срeди взрoслыx в Лoндoнe-2017.

— Я сдeлaлa выбoр в пoльзу спoртa тoлькo из-зa свoeгo трeнeрa, — вспoминaeт Юлия Лeвчeнкo. — К лeгкoй aтлeтикe у мeня был гoрький oпыт xудoжeствeннoй гимнaстики. Тaм считaлoсь oбычным дeлoм, кoгдa трeнeры кричaли или, мoжeт удaрить — булaву нa нoгу, eсли нoсoк нe дoтягивaлa. Тaм «сoпли-слюни» нe сoстoялaсь. Пoслe гимнaстики, я пришeл к вывoду: спoрт жeстoк. Нo мнe пoсчaстливилoсь пoпaсть нa лeгкую aтлeтику, в группe Ирины Григoрьeвны. При нeй всe былo пo-другoму. В удoвoльствиe. Трeнирoвки мы мoжeм пoсмeяться или oбмeнa впeчaтлeния для всeгo мирa. И нe бoйтeсь, чтo нaс нeпрaвильнo пoймут или пoсчитaют лeгкoмыслeнными. Мoжeт быть, для вaс этo сюрприз, нo, к счaстью, мы нe нaпрягaeмся. Этa рaбoтa являeтся для нaс лучшим oтдыxoм. Всe свeтлoe и xoрoшee, чтo прoисxoдит с нaми нa трeнирoвкax, пoзвoляeт aбстрaгирoвaться oт жизнeнныx пoвсeднeвнoй жизни сo всeми ee прoблeмaми. Трeнeр всeгдa зaинтeрeсoвaн в жизни зa прeдeлaми зaлa. В кoнцe кoнцoв рaзличныe жизнeнныe ситуaции oстaвляют свoй oтпeчaтoк нa прoфeссиoнaльную рaбoту.

Иринa Григoрьeвнa пoнимaeт нaс лучшe, чeм мы сaми. Мы eй дoвeряeм цeликoм и пoлнoстью. И кaк тoлькo eй удaeтся пoдoбрaть ключ к взрoслыx дeвушeк и oднoврeмeннo с этим нa дeтeй, кoтoрыe тaк мнoгo рaбoт, кoтoрыe были рядoм с нaми в зaлe? Кaк всe oнa успeвaeт трeнирoвaться, чтoбы oбрaтить внимaниe нa кaждый, чтoбы пoмнить, чтo и кoму мы дoлжны имeннo сeгoдня? Для нaс этo дo сиx пoр oстaeтся зaгaдкoй. Для нaс трeнeр — этo не сержант с палкой, а хорошая фея. Ту самую, которая неожиданно прилетела и подарила Золушке прекрасное платье. Так что у нас нет ненависти работы. Все под настроение. Мы можем жаловаться на плохое состояние здоровья, и автобусы под нас меняется план тренировки, чтобы отложить на другой день сложной технической работы и предлагают то, что мы в состоянии сделать в один момент. Она не бывает безвыходных ситуаций. А еще Ирина Григорьевна для нас мама. Мы для нее — доченьки, которые она любит и никогда не предаст наши интересы.

КАК НЕ ВЫЙТИ ЗАМУЖ ЗА БОЛВАНА

— Ирина Григорьевна, то, что у вас в группе учатся только две спортсменки с чемпионским потенциалом — это чистой воды везение или тренерское мастерство?

— Результат может дать только сочетание факторов. Тренерская работа состоит в том, чтобы найти талантливого ребенка и удержать его в спорте, за год, день за днем, как стимулировать и поддерживать его интерес. Следующий шаг — это тренерская техника, которая должна разместиться под каждого отдельного спортсмена. Всех своих спортсменов я с детства. Иру Геращенко и Юлю Левченко тоже помню еще совсем маленькие и, кажется, я знаю о них все. В такой работе «с пеленок», есть один минус: спортсмены уже воспринимаешь, как собственные дети, и жаль их, даже когда они уже порядочно выросли. А тренер не должен жалеть для студентов.

Но у меня не получается так, как правильно. А как иначе? Потому что они доверяют мне все свои секреты. Я вырастила их, воспитала и бесконечно люблю. Они слушают меня, иногда даже больше, чем родителей. В конце концов родители, как правило, общаются с ним только на завтрак и ужин. А тренер, так складывается в области спорта, проводит с детьми гораздо больше времени. Такси и событий, мы почти не отходим друг от друга. И моя задача — не только снять бывших результат, но и показать им, как лучше вести себя в тех или иных бытовых ситуациях, достойно того, чтобы хорошо выглядеть в обществе и так далее.

Мои девочки мне уже переросли. Теперь я иду к нему за советом. (Смеется). Они продвинулись в области компьютерных технологий и желание помочь мне в подобные вопросы. И еще у меня есть моды. Именно из девочек, я знаю, что сегодня в тренде и, как вы должны одеваться, чтобы выглядеть современной и элегантной. В свободное время мы обсуждаем различные театральные постановки. Мои подопечные, ужасные театралки, знает весь репертуар в Киеве. Сообщают мне, что стоит посмотреть. Это правда, что сейчас в театры со мной редко выходят. Мы и так много времени проводим вместе, так что я советую вам отдохнуть от тренера. Я говорю, чтобы вы приглашали своих молодых людей. На сборы и теперь селимся отдельно. Молодых людей, на их интересы. И я поддерживаю даже те из них, которые без особого вдохновения воспринимают родители. (Смеется). В течение многих лет я, направленные ваш путь. Так что теперь я с ними легко и приятно.

— Самых больших врагов на тренеров, которые работают с девочками — это любовь и парней. Вы, наоборот, стимулировать воспитанниц к общению с противоположным полом…

— Девушки должны быть осторожны в своих отношениях. Я всегда им говорю: «Не спешите. Пообщайтесь с мальчиком, потом с другим. И вы сами увидите, какие из них являются хорошими, а какие — нет». Если держать девочек на коротком поводке, они после окончания спортивной карьеры выпрыгнут замуж за первого болвана, который попадает им на пути. (Смеется). А я буду волноваться, а затем всю оставшуюся жизнь упрекать себя.

Девочки, всегда рассказывают мне о своих избранниках. Когда они были во втором классе, я говорил им, как дружить, а с течением времени — как вести себя на свидании. А теперь они приводят мальчиков на меня. И тогда спрашивают: «Вам понравилось?» Но я стараюсь не вмешиваться, только общие фразы. Дело в том, что у меня уже был один горький опыт. Когда-то я диктовала воспитанницам, как и с кем подружиться. Одна моя ученица встречалась с парнем, и я был категорически против этих отношений. Девочка была еще школьницей, но у них была такая любовь… Они рано начали жить вместе. Мне было очень жалко: еще высшего образования не получить, жизнь на вкус не распробовала, а уже спешат повесить на себя для чистки кастрюль и сковород. Все это так неуверенно, но время расставило все на свои места: семьи, они просто прекрасные! Так что сейчас, вспоминая ту свою ошибку, в любви стараются не вмешиваться вообще.

НЕ МОГУ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ПРИВЫЧКИ ХОДИТЬ ПО ШКОЛАМ

— Где добывается таланты?

— У меня достаточно учеников, но старая привычка берет: я все еще хожу в школу, смотрю на некоторых детей. Вот так один раз нашла Иру Геращенко… Все время мне кажется: кто-то пропустил, где-то не досмотрела. Студенты принесла мне расписание уроков по физической культуре и напоминать: «Ты обещал прийти и в нашей школе». В ответ я им показываю в зал: смотрите, мол, место для новеньких уже нет. Но отказать я не могу: нарушить обещание — это самое большое табу. Я не имею права говорить неправду. Если будут обманывать детей, и они перестанут вам доверять. Я искренна с ними и так учусь в истинности их. Бывает, ребенок стыдится сказать правду. Так что я не принуждаю его говорить на неудобную тему, именно в этот день. Придет время, сам все выложит. Это лучше, чем провоцировать на обман.

Юлия Левченко первоначально тренировалась в школьной секции. Но потом тренер уволился, и девушку привели ко мне. А до этого она занималась художественной гимнастикой. Когда я привел ее на легкую атлетику, она ужасно волновалась: фитнес-тренеры, кричать на них и растягивали жестоко, до слез. Так что Джулия боялась, что в пути его ждут новые пытки. «Я точно знал: в легкой атлетике нет ничего проще, — спустя годы сказала ей, что она для меня. — Знал, что это самый тяжелый вид спорта в мире. И рыдала в подушку всю ночь. Как я после гимнастика самый красивый вид спорта, где мне было так трудно, я буду делать легкой атлетике?» Теперь она смеялась, вспоминая об этом.

— А как родители отнеслись к тому, что уже с раннего возраста девочки стали настоящими профессионалками?

— Ира и юля — это чудо-девочки: умнички, выращенных в интеллектуальных семей. Так что изначально родители хотели для них иную судьбу, чем карьера профессиональных спортсменов. В последнем Ира директора школы упрекнула меня: «Если ты не легкая атлетика, девочка окончила бы школу с золотой медалью». Джулия также в школе среди первых. Девушки могут учиться в любом университете, у них было все для него. Но они в течение недели, потерял в такси, забывая о книгах. Еще до недавнего времени родители Юли произошло по этому поводу истерика: «у тебя сессия на носу, а ты все прыгаешь! И вообще, что это за образование — без математики?»

Долгое время мне пришлось убедить Ириных родителей: мы учимся, стремимся, так что с экзаменами проблем не будет. Затем, когда девочки появляются на молодых людей, родители начинают трясти их с новым энтузиазмом. И я снова должен убедить их, что жизнь продолжает свой путь. А девочки говорят, что мои мама и папа — лучшие друзья, и все размолвки — только по причине сильной любви. Они действительно замечательные родители. У нас не бывает конфликтов. Но это происходит очень любопытные факты. Вот Джулия жалуется матери: «у меня есть первый шаг в разбеге не удается. Из-за этого, все пойдет кувырком». А мама ей на это: «Почему это не удается? Так красиво все выглядит». А: папа говорит: «что-то в тебе не так. Так, год назад, ты прыгала 1,95 м, так что теперь вы должны быть на два метра прыгать. А ты как-то застрял на этой высоте. (Смеется).

Ира Геращенко желание тренироваться било ключом из детства. В первой тренировке он, второклассница, сказал: «Я буду участвовать в Олимпийских играх!» В этом году, как раз проходила Олимпиада, дать ей мотивацию в течение многих лет. Ира понятия зеленого не знал, в какой раздел пришел и что здесь нужно сделать. Это, на самом деле, не имеет значения, потому что она имеет одну цель — чтобы конкурировать на олимпийских Играх. На этом занятии дети прыгали, пройдя через резинку. Чтобы малышка не травмировалась, запутавшись в толчковой и маховой ноги, я сказала ей, что она не прыгала. Это так возмутило. (Смеется). «А то, что мне не прыгать? Вот они прыгают, и я буду!» Еще тогда я понял, что эта девушка не боится высоты. Смело будет идти в баре, только для того, чтобы этого достичь.

Сначала родители не пускали Иру тренировки. По дороге в манеж нужно пройти путь, и они были обеспокоены тем, чтобы их дочь не попала под машину. Но девушка нашла выход: она стала звонить мне домой и просить, чтобы встретиться с ней на остановке, чтобы перенести на другой стороне улицы. Вот так я ее водила. А когда меня не было дома, она просила моего мужа: «Скажи, пожалуйста, тренеру, чтобы не забыла меня встретить». С течением времени супруг и министр транспорта настолько привыкли общаться по телефону, что даже сдружились. Теперь муж каждый раз спрашивает: «Ну как там мой друг прыгнул в конкурсах?» А я ему на это: «Твоя подруга ростом уже выше тебя. А вы думаете, что я все еще перевожу его путь» (Смеется).

С детьми тренер не может быть матерью, как не иначе. В спортивных лагерях, должны были научить их правилам гигиены, вовремя стирать носки и футболки. И вместо чипсов купить в магазинах полезные вкусняшки. Ира не может отказаться от чипсов. Сначала покупала, и меня угощала. Потом тайно прятала в комнате: когда поняла, что не может. Я тихо посмеивалась: вот, сразу обрубить все концы и отказаться от этой привычки невозможно. Но знания — это уже первый шаг к успеху.

КАК СОПЕРНИЦЫ ЛУЧШИЕ ПОДРУГИ СТАЛИ

— А изначально, повернул к себе, Юлия Левченко?

— Ничего особенного. Слабые и худющей девчушкой, не много в зале, каждый тренер. Коллеги, случилось, спросил: «А это тебе зачем?» Но Юлия была сообразительной и старательной — как можно от такого отказаться? У меня и сегодня многие из этих детей. В этом вся трудность для различных возрастных групп и уровня подготовленности необходимо каждый раз другой техники.

— Ира с Юлей не ревнуют к успехам друг дружки?

— Наоборот, они предназначены друг для друга, и лучшая поддержка. Изначально, каждый из них были свои подруги, они были подготовлены в разное время. У девочек абсолютно разная техника прыжка Джулия более быстро и гибко, а Ира выше для роста и техничная. Да и по характеру они не похожи. Но с течением времени мне удалось их сдружить. Теперь они перенимают друг от дружки все самое лучшее. Это наиболее близких подруг в промышленности, так и в жизни. У меня Не всегда есть возможность сопровождать их во время мероприятия. Но я знаю: когда один из них закончит прыгать из сектора не уйдет, а останется, чтобы поддержать свою подругу. После одного из турниров в Чехии Юлия сказал: «я Думал, что будет сходить с ума! Но рядом была Ира, и спасти меня». В гостиницах спортсменов, которые являются прямыми конкурентами, не селят в один номер. Но мои все уже давно привыкли: они живут вместе только! Я горжусь ими. Мне не стыдно ни за результаты моих девочек, ни на их поведение. Конечно, каждый тренер скажет, что стремиться к высокий балл. Но если в один прекрасный день им захочется попробовать реализовать себя в семье или какой-либо другой деятельности, я только порадуюсь за них.

— Но, несмотря на то что карьера для молодых девочек развивается по-взрослому: Ира стала финалисткой Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро, а Джулия смог выиграть титулы чемпионатов мира и Европы…

— Мне это тоже не сюрприз. Ира — призер юношеский чемпионат мира и рекордсменкой Европы среди юниорок в помещении. Юлия стала победительницей Юношеских Олимпийских игр. Это их взрослых успеха не появились из ниоткуда. С детства, я возила их в различных турнирах. В начале, они стеснялись и пугались, но в конечном итоге распробовали вкус к конкурентной борьбе. До Рио я настраивала на то, что олимпийские игры имеют лучший опыт, что пока никто не требует от них, чтобы победить. Вот они и соревновались в удовольствие, а по-прежнему с достоинством, как умеют это делать. На Олимпиадах и чемпионатах мира не бывает опытных и молодых, планка для всех одна. Девочки увидели, что ничем не хуже других. Рио добавляет им уверенность, которая и стала основой для дальнейших достижений. А я первый олимпийский опыт бывших напоминает статуя Христа, которую они принесли мне из Бразилии. А еще футболки с олимпийской символикой, полотенца и многие другие вещи. Они такие заботливые.

НА ЧЕМПИОНАТЕ МИРА В ЛОНДОНЕ, БЕСПОКОЯТСЯ ДО УМОПОМРАЧЕНИЯ

— Юлия Левченко назвал открытием чемпионата мира в Лондоне. А вам сюрприз серебряные прыжки?

— Джулия уже готова к прыжкам, это видно было даже на тренировки. Иногда, прыгала 1,80. Так я ей сказал: «Дорогая, потому что мы хотим, чтобы прыгнуть на два метра». С другой стороны, я немного волновался: в спорте после взлетов случаются падения, а Юлия была еще такой молодой… Как это повлияет на ее провал, не сломают ли они неокрепшую детскую психику? Я часто в беседах с учениками поднимала тему неудач в спорте. И мы сошлись на том, что поражения делают нас только сильнее. Что мечта и горе. Сделали выводы и пошли дальше. Последний чемпионат мира в помещении, показал, что мы не всегда можем сделать, чтобы высоко прыгать. Но самое главное, что бразильский может держать удар поражения. В Бирмингеме Юлю уже тяготила ответственность: ты сильная, ты должна.

На самом деле, он и там может прыгать. Но где-то сыграло свою роль волнение, в некоторые моменты не справилась с разбегом. Это вообще был не наш день. Новое покрытие, недостатки в организации: нас не пропустили нигде вообще, я должен был нервничать, постоянно что-то доказать, и направлены. Ира кричала в трубку: не может быть достигнуто. Разминались мы в отдельном арене, где покрытие отличается от гоночной арене. Пустые трибуны поступает жалоба. Независимо от того, давайте Юле еще несколько попыток, чтобы распрыгаться, и она может показать свои лучшие прыжки. Но это спорт, который не терпит сослагательного наклонения.

А планетарный чемпионат в Лондоне, которая принесла ей первую в карьере медаль взрослого мировых первенств, доволен тем, что даже в таких стрессовых условиях министр транспорта удалось собраться и выдать все, на что был способен в этот момент. Для прыжков Юли я наблюдала с трибун. Он иногда приезжал ко мне, чтобы обменять несколько предложений. И перед финалом я сказал: «Ты не борись за медаль. Просто прыгай так, как на тренировках. Да, она ушла на сектора, может себе сказать: я работал на полную и сделал все, что могу». Ну, она сделала все и даже немного больше. Соперницы ее были более чем достойные. Джулия также не считалась лидером, и прыгала в свое удовольствие. Так она разработали лучшие по всем показателям прыжков.

В Лондоне опасаются до умопомрачения. Это тройное волнение: не только тренера или болельщиков, но и человека, который вырастил спортсменку из детства, и привел ее на мировой арене. При этом я не мог даже на мгновение, чтобы позволить себе показать эти эмоции. Девочки, может быть, думают, что я непробиваемая. Или, что меня действительно не волнует спортивный результат. Это, конечно, не так. Но пусть лучше они так думают, чем они волнуются вместе со мной. (Смеется). После гонки эмоции уже никаких не остается. Все радуются, поздравляют нас, и друг с другом, а у меня было такое чувство, как будто я сама разгрузила огромный вагон.

Я ХОЧУ, ЧТОБЫ ДЕТИ НЕ РАСТУТ

— Помните ли вы свои первые шаги в роли тренера?

— Да. В Бирмингеме показал девушки и другие ее задачи, которые сегодня уже под сорок. Они мне прислали фото с подписью: «Ирина Григорьевна, вы еще помните нас?» Да, как я могу забыть? (Смеется). У меня всегда было много детей. В самом деле, удовольствие мне приносит не спорт высших достижений, а также детские тренировки. Не все ученики достигли больших высот в спорте. Но для меня не это главное. Я хочу, чтобы все они стали хорошими людьми, и реализовали себя в той сфере, где можно работать в удовольствие. Спорт высших достижений — это от нервов и постоянного напряжения. Это спрос на условия для тренировок, которые есть у нас на самом деле нет. Это совершенно другие тренировки, это травмы и кучу препятствий на этом пути. Это сумасшедшая ответственность перед страной и перед самих девочек, потому что они могут быть настроены на самые высокие результаты. Так что я иногда я чувствую, как мои маленькие дети не растут. Всегда оставаться во втором классе. (Смеется). Для того, чтобы продолжать рассказывать своим собственным языком такие смешные детские рассказы. Я с ними в детстве становится. Эти моменты — самое большое мое счастье.

Но даже и взрослых, я люблю их бесконечно. Все любят их, таких образованных, умных, вежливых и мягких. Мне как-то сказал: «Плохо ты их воспитала. Чтобы они высоко прыгали и побеждали, нужно воспитывать их сволочными». Возможно. Но я надеюсь, мы можем для примера, чтобы опровергнуть эту теорию. В ответ на подобные реплики я отшучиваюсь: «чтобы Прыгать, возможно, так и хорошо. Но на этом спорт заканчивается быстро. И после этого весь этот набор «привлекательностей» в конце концов, вы должны жить. Юля с Ирой теперь публичные люди. А я им напоминаю, что они являются примером для многих и теперь просто не могут позволить себе какую-то некрасивую выходку. Вот недавно Джулия прошла мимо человека, не поздоровавшись. Она зрением плохо, она просто не заметили. А мне уже принесли, что девочка «зазвездилась»…

У меня муж — военный. Так что в течение десятков лет тренерства было времени, чтобы работать в различных республик СССР. Был в Белоруссии (я заработал свою первую группу сразу после окончания Минского института физического воспитания и с первых дней я понял, как мне нравится эта работа), а затем тренировала детей в Москве. После того, как распался Союз, мы с мужем революция киевлянином, переехали и уже окончательно обустроились в Киеве. Где бы я ни работал, везде мне хорошо. Дети замечательные, дружный коллектив, работа слаживалась и администрация всегда поддерживала меня. И я очень хотел бы оправдать доверие всех этих людей. Своих девочек я говорю о том, какая это редкость и удача, иметь любимую работу.

Когда идешь трудиться с нетерпением и хорошим настроением. Новый год, восьмое марта или в воскресенье утром, так — для меня не существует неподходящего времени для работы. Бегу в манеж, чтобы снова погрузиться в обучение атмосферы, чтобы увидеть детей, которые так быстро удалось нетерпеливый. Я все время кажется, что я что-то упустила, не додала, не дотренировала. Вот и пытаются наверстать упущенное. «Выберите себе то занятие, которое принесет удовольствие», — говорит взрослый студентов. А коллеги иногда выливаю душу: «Если тренер не любит детей, ему следует срочно искать другое занятие». К сожалению, у нас достаточно наставников, которые заставляют себя идти в зал. Этот труд не приносит ни пользы, ни удовольствия. В Украине трудно быть тренером: у нас нет нормальных условий для работы, необходимых для базы, инвентарь. В том, что так есть, гасит энтузиазм. Тренеры, которые сжигают спорта, остается все меньше и меньше. Жаль. У нас так, как этот талантливый мальчик.

В течение многих десятилетий в спорте у меня никогда не возникало сомнения: правильно ли я выбрал свой путь. После развала Союза многие тренеры ушли в бизнес или нашли для себя более престижную работу. Тренер оклад трудно было прокормить семью. Я также предлагается. «Я Не думаю об этом. Тебе нравится эта профессия, означает, продолжайте свою работу. А мы вытянем так, как все», — развеял мои сомнения муж. Я благодарна судьбе за то, что я делаю любимую работу. О том, что мне приходят такие замечательные ученицы. Что меня окружают замечательные люди. Я рад, когда спорт помогает девочек и в других жизненных ситуациях. Вот недавно одна моя ученица, я пошел в театр. «Я не волнуюсь, когда вы выходите на суд зрителей, — призналась она. — После того, как выступал в этом секторе, и мои прыжки смотрело так много людей, на сцене уже не пугает».

— Сейчас в вашей группе учатся в основном девушки. Но до этого между учениками было довольно много людей. Что повлияло на ваш выбор, чтобы сосредоточиться на женских прыжков?

— Я и сейчас есть небольшие ребята. Они спрашивают у меня в группе, и все выполняют с большим усердием и старанием. И так, как можно им отказать? Но с течением времени я даю другие тренеры, которые специализируются на работе с молодежью. Так, Женя Строкань, который тренировался у меня с первого класса, с течением времени стал четвертым на Олимпийских играх в тройном прыжке. Трудно одновременно обучать девочек и мальчиков: такси для решения вопросов урегулирования, так и для тренировок в высоту совершенно разные. Хотя раньше мне больше нравилось обучать мальчиков. Я сам мужской характер, и мне легче найти с ними общий язык (а вот и женская психология — еще одна вещь, к девочкам, постоянно должны искать новые подходы). Мальчики, когда растут, становятся верными поклонниками, не жалея себя.

Хотя, на самом деле, у меня и такие девушки. Мне Не пришлось долго думать, чтобы без прыжков — мужской или женский — прекратить. Все произойдет само собой. Ира Геращенко стала второй на молодежном чемпионате мира, проиграв только для экспериментов. Она отбиралась на всех рас, ее пригласили на сборы, и мне нужно ехать с ним. Один раз я взял на сбор и мальчиков. Трудно было ужасно. Дети ездили за деньги родителей, а их быт-это не очень просто. И то высокие результаты стала показывать Джулия. И я решил, что для общего дела будет лучше сосредоточиться на девочках. Я с моими девчатами легко. Они чувствуют искренность и отвечают взаимностью.

Елена САДОВНИК, Спорт-Экспресс в Украине