Оксана ЧУСОВИТИНА: «Я кажусь кому-то бабушки? Догоняйте!»


Оксана Чусовитина. Фото: Reuters

41-летняя гимнастка в седьмой раз отобралась на Олимпийские игры и будет есть два типа гимнастической программы.

К ее выступлениям на помосте очень скептически, на самом деле не понимают, почему успешным во многих отношениях женщины продолжают истязать себя тренировками в столь почтенном для гимнастики возраст.

Она в ответ только смеялась: «Мне нравится». Эту же фразу слышал от Чусовитиной и я, когда мне позвонил спортсменке в конце тестовых предолимпийских соревнований — поздравить.

— Ваша гимнастическая карьера со стороны выглядит так, как будто это не будет стоить вам больших усилий.

— В некотором смысле это так. Мне Не в тягость, чтобы тренироваться, выступать. Трудно ли это, что действует в аа, как я сейчас. Я обычно готовлю к соревнованиям только два снаряда — сильный прыжок и перекладину. Но в этот раз мне пришлось заявиться именно в финале, в противном случае не удалось бы квалификации. А финал — это брусья, с которыми я очень давно не друг.

— Почему?

— Сама не знаю. Не дают они мне. Боюсь, я этот снаряд.

— Странно это слышать. В конце концов, два из ваших четырех именных элементов, которые в первый раз играют именно на брусьях, два раза стал третьим на Кружки в мире. Да, и на Олимпийских играх в Барселоне, насколько я помню, довольно хорошо справлялись.

— Ну ты и вспомнил! Это было так давно… на самом деле, я не могу ответить в чем причина. Почему брусьях я всегда очень волнуюсь. И как результат — прав. Вероятно, это и страшно. На турнире в Рио-де-жанейро, я даже Свет Богинской признал перед выходом на брусья, что волнуюсь, как в первый раз в жизни, как правило, я выхожу на подиум. Там, действительно, трудно. Я начал речь, как раз с доски, и на первый пункт у меня «вылетела» из рук. Как удержаться на снаряде сама не понимаю, но понервничать пришлось немало. К счастью, после этого пошел на «моих» видов, и сразу стало легче.

— Почему вы решили готовиться к олимпиаде со Светланой Богинской?

— Свет, очень хорошо чувствуют все нюансы моего состояния. Знает, когда нужно сказать что-то, а когда просто промолчать и дать мне возможность быть регулирует самостоятельно. Ничего, даже не спрашивает, в таких случаях — просто отходит в сторону.

— Мне кажется, эти качества отличали еще в 1992-м в Барселоне, где Свет был капитаном олимпийской сборной, и возилась со всеми вами, как курица.

— Согласна. Это действительно редкое качество — до такой степени чувствовать себя спортсменом. До своего переезда в Германию я тренировалась Светлана Кузнецова, после 10 лет Джоан Поляковой. С января мне в основном помогает Николай Пак. Я сама попросила руководителей узбекской федерации по гимнастике, чтобы мне выделили специалиста, который мог бы постоянно работать со мной в зале. Что касается Богинской, она в большей степени осуществляется не тренерские, а менеджерские функции. Если может, то приходит на соревнования, а сейчас в Рио-де-жанейро.

ТАШКЕНТ — МОЙ ГОРОД

— Всегда была склонна предположить, что дом находится в Германии. Или с переходом в турецкий флаг, что-то изменилось?

— В Германии постоянно живет мой сын Анна — он сейчас заканчивает школу. Так что я тоже, в принципе, я в этой стране. На самом деле я живу на два дома. Сейчас собираюсь на неделю в Ташкенте — окончательно утвержден федерации план своей подготовки к олимпиаде.

— Зачем вам вообще понадобилось в очередной раз менять спортивное гражданство и это при том, что в Германии, насколько мне известно, не отказывались продолжать финансировать вашей подготовки?

— У меня уже много лет есть мечта — выиграть олимпийскую медаль для нашей страны, где я родилась и выросла. Да и вообще, чтобы закончить свою карьеру хотел бы дома.

— Да выступает за Узбекистан в течение 12 лет, с 1993-го, за это время пять медалей в опорном прыжок на пять чемпионатов мира.

— Да, но олимпийских медалей у меня есть, в этот период не было. Поэтому сейчас я очень серьезно готовится прыгать — просто так, чтобы иметь возможность бороться в Рио-де-Жанейро». Если бы не история с болезнью Алишера, потребовавшая лечения сына в Германии, я вообще никогда никуда не пойдет.

После того, как мне сказали, что Алишер был полностью здоров, и что больше в его жизни не будет ни связанные с этой болезнью анализа, ни больницы, первое, что я подумал, что я могу, наконец, вернуться в Узбекистан. А вместе с этим пришла мысль вернуть себе прежнего спортивного гражданства. Даже странно на самом деле: в Узбекистане у меня не осталось никого, кроме мужа: все родственники, давно переехали в Россию. Но когда я прихожу в Ташкенте и каждый раз я чувствую, что это мое. Моя земля, мой город.

— Немецкой федерации для перехода не возражала?

— Нет. После Игр в Пекине, где выиграл серебро в опорном прыгать, у меня было два очень тяжелых сезона: пришлось прооперировать оба плеча, потом отрезал ахиллес, когда был восстановлен и снова попал в отряд, немцы не взяли, мой тренер, ни на чемпионате мира в Токио, ни в Играх-2012 в Лондоне. Отчасти мои неудачи там, связаны и с этим тоже. Кроме того, я начал чувствовать, что требования ко мне со стороны старшего тренера немецкой сборной, становятся более жесткими. В конце концов я и попросил меня отпустить. По этому поводу было проведено экстренное совещание в федерации, и я могу честно сказать, что я очень благодарен руководству немецкого гимнастического союза о том, что мне не стали ставит палки в колеса.

Я МОГУ ЕЩЕ ЧТО-ТО, ЧТОБЫ ДОСТИЧЬ В ПОМОСТЕ

— Все десять лет, которые выступали в Германии, вас там была история, которая полностью говорил он, необходимо, чтобы продолжить свою карьеру, обращая, таким образом, лечение ее сына. Что заставляет вас продолжать тренировки сейчас?

— Это не совсем так. В Германии мне не ставит условий, с точки зрения выступления за эту страну. Сразу сказали, что готовы помочь, независимо от того, хочу я продолжать гимнастическую карьеру, или нет. Да, и я сам тогда ходил в зал и тренировалась совсем не для того, чтобы достичь каких-либо результатов. Просто так легче, хотя и кратко, чтобы отвлечься от мысли о болезни Алишера, от того, что ему приходится переносить. Если вместо этого, я день и ночь сидел в больнице, я думаю, что просто не выдержала этих переживаний: либо сломал, либо физически, либо что бы безумием. Зал тоже давал какие-то положительные эмоции, с которыми я шел к сыну в больницу. А когда дело доходит до ремонта, я вдруг поняла, что чувствую в себе силы не только для того, чтобы тренироваться, но я не могу совершенно другим достичь чего-то на помосте.

— Это ощущение и стало отправной точкой?

— На самом деле, да. Ужасно не люблю ситуаций, когда поздно понимаешь, что ты один или еще один шанс, а ты им не воспользовался. Я поговорила потом с мужем, с которым мы живем уже восемнадцать лет, и он сказал: «Если хочешь — попробуй». Бах, как правило, всегда понимает меня и поддерживает — все-таки бывший спортсмен, был пятым на Олимпийских играх в Сиднее, в настоящее время возглавляет в Ташкенте четыре борцовские школы. Еще тогда он сказал, что бросить спорт никогда не поздно. И что я могу сделать это в любой момент, если вы чувствуете, что тренировки перестали приносить мне прежнее удовольствие.

Я РАЗДРАЖАЮ ТЕХ, С КОТОРЫМИ КОГДА-ЛИБО ВЫСТУПАЛА

— Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро могут оказаться для вас не из последних?

— А почему бы и нет? Очень, мне кажется, уже перестали обсуждать, не сошла ли я с ума, один раз я уже стольких лет — просто привыкли к тому, что я на помосте. Да, и потом, в чем проблема? Я приезжаю на турниры, чтобы не занимать там последние места? Иногда даже медали удалось выиграть. И мне действительно очень нравится.

— Нравится выступать, или готовятся говорить?

— Нравится пробовать то, что не получилось ранее. Сейчас, например, готовится для нового рывка, который в женской гимнастике не делал еще никто. У него в связи с тем, что даже основные сложности по-прежнему.

— Что нужно сделать, чтобы перейти официально вступила в таблице гимнастика элементы?

— Показать прыжок на кого-то турнир или отправить видео-кадры из FIG (Международная федерация спортивной гимнастики. — Прим. Д. В.). В июле в Турции будет проходить этап Кубка мира, хочу, чтобы попробовать этот прыжок был там. Хотя в принципе, это возможно, чтобы впервые заявить непосредственно на Олимпийские игры. По моим прикидкам базовая сложность такого прыжка должна составить 6,6 — 6,7. Максимальная основная сложность (7,0) теперь есть два поворота вперед, но там совершенно невозможно получить хорошую оценку. Так что я попытался этот пункт и сразу от него отказался.

— А в чем проблема?

— В приземлении. В женском исполнении она становится слишком низким, соответственно, чтобы не упасть, нужно поднять ноги и приземляться в глубокий присед. А это некрасиво, так что судьи и к снижению оценки.

— Как это вообще возможно, чтобы освоить уникальный по сложности элемент в 41 году?

— Вот именно это мне нравится больше всего. Я кажусь кому-то бабушки? Ну, тогда догоняйте, в чем проблема? На самом деле меня поддерживают многие люди. А наиболее сильно, как и мне, иногда кажется, что я раздражаю тех, с которыми когда-либо выступал в соревнованиях. Хотя, возможно, это объяснимо: при том, что его сын уже взрослый, я все еще худая, не расползлась, рисунок в порядке. Что там любить-то?

СПОРТ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ПРЕПЯТСТВИЕМ ДЛЯ ПОЛНОЦЕННОЙ ЖИЗНИ

— Есть расхожая точка зрения, что за вид спорта наиболее сильно ведут себя те, кто не представляет себя ни в какой другой жизни, и, соответственно, боятся этого перехода.

— Это не совсем мой случай. Я прекрасно знаю, что именно будет делать, когда перестанет действовать, и ни капли этого не боюсь.

— И что?

— Сейчас я много занимаюсь тренерской работы, в частности — ездить в спортивные лагеря, которые организуют в США, Света Богинская. У меня много приглашений на различные семинары, приходят довольно много запросов на частные уроки. Изменение видов деятельности-это страшно тогда, когда сам человек боится что-то новое. Для меня это только привлекает.

— Какая разница — заниматься профессиональный спорт на двадцать лет, и предаваться таким же образом в сорок?

— Разница в голове. С возрастом мы начинаем думать совсем по-другому. Если нынешние мозги, я имела в 20 лет, не так ли… Равных мне не было.

— А, вы можете расшифровать: что так вдруг поняли, о спорте, что не знали раньше?

— Теперь моя жизнь в гораздо более организованной: я четко знаю, какая мне нужна нагрузка, как выстроить тренировки, чтобы она была максимально эффективной и оказывается, что полностью отработав утром, два часа в зале, тратить себя весь день. Я могу заниматься ребенком, любые работы по дому. Это спорт совершенно не мешает полноценной жизни. А после 20, мне казалось, что если я быстро сделаю всю работу в зале, значит, заставила меня сделать еще что-то. И вот эта мысль, что ты и так устал, а теперь придется еще работать, мешает очень сильно. Прежде, чем я был очень долго разминалась. Теперь, чтобы полностью подготовить тело для работы аппаратов мне нужно 15-20 минут.

— На Олимпийских играх готовить только один снаряд?

— Нет, как правило, две: прыжок и перекладину. Заниматься одним снарядом очень трудно психологически. Несмотря на то, что тренировки я прохожу все четыре типа — с того, что абсолютно все мышцы как можно дольше остается в хорошем рабочем состоянии. Для того же прыжка очень полезно прыгать акробатику на вольных упражнениях.

— Сколько из этой сложной акробатики?

— Она осталась той же, что я прыгала на Олимпийских играх в Барселоне.

— В том числе и свои фирменные два сальто прогнувшись с винтом?

— Да. Гораздо тяжелее мне даются прыжки и повороты, которые пришли в спортивной гимнастики от художественной и которые требуют новые правила. Видимо, для этого я не достаточно хореографична. Не приучили нас к этому в свое время, хотя хореографией мы занимались много.

МАМА МЕЧТАЛА ВИДЕТЬ МЕНЯ ПИАНИСТКОЙ

— Вы как-то следите за судьбой спортсменов, которые, как и вы, действуют в категории «долгожителей»? За Оле-Эйнаром Бьорндаленом, ставшем в этом сезоне в 42 года. чемпион мира по биатлону в хх раз? Или Дарой Торрес, который принимает участие на Играх в Пекине в 41 году и выиграл там три серебряные награды?

— В частности, не я, хотя в той или иной степени интересуюсь абсолютно всеми видами спорта. Мне в свое время очень сильно мотивированы другое. В 2008 году я отрезал ахиллес и лечилась в швейцарской клинике, периодически думая о том, какой я несчастный. В разгар этих мыслей как-то включила телевизор и увидела передачу о том, как тренируются паралимпийцы. Я заплакала тогда, даже после того, как увидел, как люди без рук, без ног спортом самоотверженно, покорить себе, и не считают, что чем-то обделены.

Сама себе, потом сказал: «И ты, Чусовитина, жалуешься, что у тебя болит нога? Заткнись и будь счастлив, что получил эту ногу!». Когда есть руки и ноги, человека ничего не должно пугать: он всегда будет в состоянии зарабатывать себе на жизнь, даже если придется мыть полы. Моя мама, например, всю жизнь работала в качестве шеф-повара. И когда меня спрашивали, сколько богата моя семья, я всегда отвечала, что очень богата: в ней четырех детей. До сих пор, когда утром я позвонил маме по телефону, она говорит: «Какая ты у меня красивая, доченька! Какой ты молодец!». Правда, потом обязательно добавляет: «Только дурочка ты у меня совсем — не напрыгаешься в свои сорок лет».

— Ну, видите ли, если даже мама…

— Она просто никогда не хотела, чтобы я занималась гимнастикой. Я в семье самая маленькая, и мама всегда мечтала видеть меня пианисткой. Даже на фортепиано в доме я купил, когда мне было шесть лет. Пришлось средняя сестра из-за этого пошел учиться в музыкальную школу. И она вечером всегда играла мама мне «Лунную сонату».

— Научитесь играть на пианино в его послеспортивные жизненные планы не входит?

— Нет. Но очень хочу научиться хорошо скакать на лошади. Плохо, я уже точно знаю — иногда я хожу заниматься в конный клуб в Германии. Это было ужасно: ноги болят, руки болят, осанку держи…

— И это говорит олимпийская чемпионка по гимнастике?

— Я тоже думал, что сяду на лошадь и сразу же приду. Как мушкетеры в кино. Ага, выходит…

В выездке, кстати, спортсмен может успешно служить в соревнованиях до глубокой старости.

— Об этом я тоже думал.

— И что же думали, если не секрет?

— Что я, если кто лошадь и выступать в соревнованиях, так что только на пони, чтобы падать не страшно было.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ, Спорт-Экспресс

Оксана ЧУСОВИТИНА

Родилась 19 июня 1975 года. в Бухаре.

Олимпийская чемпионка 1992 года. в вашей команде преимущество. Вице-чемпионка Игр-2008 в опорном прыжке. Чемпионка мира 1991 (командное первенство, вольные упражнения) и 2003 (опорный прыжок). Чемпионка Европы-2008. (опорный прыжок).

Обладатель в общей сложности на 11 наград на мировых первенствах, четыре-на чемпионатах европы, семь — Азиатские игры (последняя из наград была выиграна спортсменка в 2014 году. в 39 лет). Была первой исполнительницей четыре гимнастика элементы в опорном прыгать, на брусьях и в вольных упражнения. В пользу сборных СССР, СНГ, Узбекистана и Германии. Теперь снова Узбекистан.

Есть 17-летний сын. Мужчина — Баходир Курбанов, чемпион Азии по греко-римской борьбе.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Translate »